Друзья.
Регистрируйтесь! Малое количество народу - это явление временное! Только "коренное население" форума сможет получить статус VIP !




 
ФорумГалереяЧаВоПоискПользователиГруппыРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Хиппи

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
U
Death only selected
Death only selected
avatar

Женщина
Сообщения : 3604
Возраст : 23
Географическое положение : Где-то на белом свете...
Дата регистрации : 2010-03-19
Очки : 5456
Репутация : 77

СообщениеТема: Хиппи   Пт Сен 03, 2010 10:22 am


Идеология Хиппи


Хиппи верит:

что человек должен быть свободным;
что достичь свободы можно, лишь изменив внутренний строй души;
что душевному освобождению способствуют наркотики;
что поступки внутренне раскованного человека определяются стремлением оберегать свою свободу как величайшую драгоценность;
что красота и свобода тождественны друг другу и что реализация того и другого -- чисто духовная проблема;
что все, кто разделяют сказанное выше, образуют духовную общину;
что духовная община -- идеальная форма общежития;
что все, думающие иначе, заблуждаются.


Наконец,
в своем отношении к другим членам общины "настоящий хиппи" следует
моральным максимам: "занимайся своим делом", "ни к кому не лезь", "не
суетись" (жаргонное "не тормошись"), "соучаствуй -- делись с другим".

Однако
реальное содержание этих максим можно уяснить лишь в контексте общей
системы убеждений. Так, моральное положение "занимайся своим делом" в
соотнесении с другими нравственными постулатами означает, что коллектив
признает за каждым членом право на самоосуществление и не вступает в
конфликт с его личными намерениями и склонностями. Другими словами, эта
максима носит характер не предписания, а гарантии. Она, однако, имеет и
некоторое смутное положительное содержание: для хиппи "заниматься своим
делом" -- эмблема нонконформизма. "Туристы", т.е. лица, посещающие Хейт,
но не вливающиеся в общину, в глазах хиппи конформисты, хотя с точки
зрения здравого смысла они тоже занимаются "своим делом". Автор выделяет
в качестве ведущих следующие аспекты идеологии хиппи:

1. ВИДЕНИЕ (VISION).

Это
слово самое популярное в идеологическом лексиконе хиппи, в нем
заключены альфа и омега их мировосприятия. Подлинная духовная жизнь, по
мнению хиппи, заключается в сознании безграничного разнообразия
возможностей, в спообности конструировать образ вещей, не данных
чувственно в каждый настоящий момент. Все это приближается к идее об
абсолютном значении ассоциативного, поэтико-мифологического мышления.
Согласно объяснению одного из хиппи: "Вот вы смотрите на стакан с водой и
видите не просто стакан, а в нем что-то, что можно выпить, но еще и
хрустальную прозрачность, и моря, и дождь, и радугу; Если вы представили
себе все эти возможности как актуально присутствующие, вы наконец
впервые "по-настоящему" увидели стакан воды".

"Видение", таким
образом, заключается одновременно в актуализации чувственного и
духовного опыта как конкретной реальности, присутствующей
"здесь-и-теперь" (по словам хиппи, "все реально"). "Может быть" и "могло
бы быть", "есть" и "не есть" -- равноправные элементы сознания,
включившегося в "видение". Именно с этой точки зрения "видение"резко
противопоставляется мировосприятию "порядочных": "Они думают, если вы
воображаете нечто такое, чего нельзя потрогать, -- это галлюцинация. Они
никогда не поймут, что идеи тоже реальны". Цель и значение "видения" --
безусловное приятие "целостной" реальности, в которой нераздельно
связаны психический и физический миры. Человек, достигший "видения"
считается "свободным", "раскрепощенным в том смысле, что он в состоянии
преодолеть непосредственную данность сиюминутного чувственного
восприятия и вообразить альтернативное мироустройство. Мировая
"необходимость" растворяется и исчезает в открытом наборе возможностей,
причем "свободный" человек способен действовать в соответствии с
открывающимися перед ними возможностями и чувственно воплощать
"альтернативную" реальность.

"Видение" и сопутствующая ему
свобода -- дело индивидуальной инициативы, совершающееся в рамках
личного опыта, никто не может "подарить" видение другому; можно лишь
попытаться создать для другого условия, приближающиеся к "видению".

2. НАРКОТИКИ

Относительно
роли галлюциногенов хиппи придерживаются двух мнений. Согласно и
первому, и второму взгляду, наркотики способствуют "расширению"
сознания, создают условия, в которых человек начинает осознавать в себе
наличие "души". Разногласия существуют лишь в вопросе о том является ли
наркотическое опьянение необходимым и достаточным условием или только
одним из возможных средств "расширения сознания", для обретения
"видения". По словам одного из хиппи, прием наркотиков автоматически
приводит людей к новому взгляду на мир -- многочисленные
несправедливости "системы" внезапно делаются очевидными, поскольку в
поле сознания впервые всплывают подавленные "системой" возможности.
Согласно такой интерпретации, тот кто не вполне принял и усвоил
наркотический "опыт", остается чужд "видению" и, следовательно, не
способен признать истинность идеологии хиппи. Затем, с той же точки
зрения, любой, прибегнувший к наркотикам, по необходимости обретает
"видение" в его идеологически фиксированной форме. Неудачный или
катастрофический опыт галлюцинаций в таких случаях объясняется
какими-либо обстоятельствами: "видение" было истинным, но новичок
оказался неподготовленным к его правильному пониманию, или был слишком
тесно связан с "обычным миром", или находился в неподходящем окружении,
помешавшем "правильному" воздействию наркотика. Один такой неудачник,
безуспешно перепробовавший всевозможные галлюциногены и собирающийся
обратиться к новому сильнодействующему средству, твердил: "Мне немного
страшно, но я все-таки попробую. Я чувствую, мой страх -- это страх
перед откровением, последствия которого я еще не могу принять без
сопротивления. Но я чувствую, что я должен, раз это истина".

Согласно
другому, более распространенному мнению, прием наркотиков не является
идеологическим императивом: наркотики -- только одно из средств,
помогающих разрушить границы привычного восприятия, но сами они не
преображают личность: "Хотя "кислота" не имеет ценности сама по себе, не
делает вас ни святым, ни добрым, ни мудрым, а всего лишь одурманенным,
ее можно использовать достойным образом. Она может быть воспитательным
средством - с ее помощью можно кое-чему научиться". С этой точки зрения,
помимо наркотиков, существуют и другие способы достижения "видения":
медитация, восточные культы и до некоторой степени "западная" религия.
Вот типичные соображения: "Я думаю, наркотики можно употребить на что
угодно... Это сильное растормаживающее средство. Им можно пользоваться
по любому поводу, также как и автомобилями. Некоторые занимаются в
машинах любовью. Некоторые ездят в них на работу. Некоторые остаются в
них, чтобы побыть наедине с собой. Некоторые используют их время от
времени. Это -- средство".

В соответствии с такой интерпретацией
нет никаких гарантий на счет того, что именно человек обретет под
действием наркотика: "видение"ли, которое лежит в основе исповедуемой
идеологии, или "видения", совершенно не совместимые с этой идеологией.
Один из "адских ангелов" рассказывал приятелю о грандиозной драке под
воздействием галлюциногенов: "Эти хиппи болтают, что, если ты под
"кислотой", с кем-нибудь дерешься, значит, ты сошел с курса. Ничего они
не смыслят. Это была лучшая потасовка в моей жизни. Чудесно. Просто
чудесно".

Однако независимо от описанной разницы во мнениях, все
хиппи считают, что прием наркотиков непосредственно связан с
идеологическими предпосылками, на которых основана их коммуна. В этой
общине курение марихуаны -- систематическое, регулярное занятие,
оправданное "благими намерениями" ее членов6. Невозможно установить,
какое количество членов общины употребляет наркотики, хотя бы уже
потому, что текучее население общины практически нельзя исчислить. Сами
же хиппи Хейта обычно утверждают: "Мы все принимаем наркотики". Это
утверждение, хотя и не соответствует действительности, указывает на то,
что прием наркотиков санкционирован системой убеждений.

3. ЖИЗНЬ В СЕГОДНЯШНЕЙ СИТУАЦИИ.

Возможности,
открывающиеся через "видение", считаются не делом мысленно планируемого
будущего, а таким же реальным событием текущего мгновения, как и
непосредственные чувственные впечатления. Поэтому задача хиппи состоит в
том, чтобы научиться жить в альтернативной реальности, не завтра. а
сегодня, сейчас: "Если вы отвергаете мир, в который вас втолкнули, вы
должны найти другой мир. Нельзя просто усесться и заявить, что все это
еще будет создано. Всякое внешнее движение бесполезно, пока в нем
участвуют люди, внутренне не переменившиеся". Нужно "стать самим собой",
не откладывая, начинать жить с увиденной по-новому вселенной, в любви,
мире и красоте. Один из хиппи рассказывал, как изменилось у него
восприятие собственного тела, когда он (с помощью наркотиков) обрел
"видение": "Я взглянул на свои ноги. Как это красиво! Я люблю свои ноги.
Они -- окончание моего тела. Как хорошо знать, где ты оканчиваешься!".
"Чем больше ты становишься самим собой, тем ты красивее. Каждый из людей
-- самая интересная на свете личность. Каждый".

4. ДУХОВНАЯ ОБЩИНА.

С
точки зрения хиппи, духовная общность визионеров создается не в
результате внешних организационных действий, а на почве общей истины,
открывающейся каждому в отдельности на его индивидуальном пути. В
результате должны создаваться отношения непосредственной близости, любви
и взаимопомощи. Предполагается, что общность "видения" стирает границы
между "я" и "другими", и любовь к себе становится неотделимой от любви к
другим. Согласно этой утопии, община не высится над каждым ее членом,
как внеположный его личности институт, а интериоризирована его психикой,
являясь внутренним фактом сознания. Аналогии с родо-племенной жизнью
примитивных коллективов одобряются и подхватываются самими хиппи. В
родо-племенных отношениях для них привлекателен элемент взаимного
доверия, и многие из них говорят, что испытывают нечто подобное, живя в
Хейте: "Все люди принадлежат мне, а я принадлежу им".

5. ВСЕЛЕННАЯ.

Люди
осознают свою принадлежность к единой духовной жизни (общине), когда их
"видение", их "альтернативная реальность" контрастирует с условиями
жизни остального мира. Хиппи противопоставляет свой образ жизни как
должный и гармоничный образу жизни современного человечества --
недолжному и дисгармоничному. Главный признак "истинного" пути жизни --
гармонические отношения человека с природой "ложного" -- конфликт между
ними. Именно в этой связи обитатели Хейта склонны идентифицировать себя с
индейцами: образ храброго воина-индейца, живущего одной жизнью со своей
землей, приближается к их человеческому идеалу. Реальное наполнение
времени суток для хиппи -- вопрос прихоти и каприза. Например, хиппи в
отличие от прочих смертных вовсе не обязательно начинает свой день с
подъема и одевания. Можно проваляться целый день в кровати, куря
марихуану, или просто проспать весь день кряду, и это ни у кого не
вызовет удивления, а у самого "затворника" -- досады на то, что он
что-то упустил.

а. ОДЕЖДА

Одеваться для хиппи -- значит
тщательно подбирать всевозможные предметы, пригодные, с его точки
зрения, для украшения тела. Это настоящая деятельность, продуманная и
целенаправленная. Однако цель ее -- сделать себя не "социально
приемлемым", а "красивым". Причем принято одеваться и переодеваться в
любое время дня, опять таки в зависимости от прихоти; это никого не
смущает и считается личным делом каждого. Кейвэн наблюдала, как девушка
хиппи долго играла на рояле, сидя в мужском нижнем белье, затем внезапно
замерла в созерцательной позе, поднялась, вышла в другую комнату и
вернулась в юбке с индейским орнаментом и блузке неопределенного
происхождения, после чего вновь уселась за инструмент и продолжала
играть.

б. ЕДА

Хиппи обычно различают два вида трапезы:
"просто еда" (just eating) и "закуска" (skarffing). Просто еда -- в
высшей степени скромная, небрежная и неприхотливая процедура, без всяких
кулинарных ухищрений; например, хиппи, проглотивший на завтрак стакан
бобового супа с морковью, остается очень довольным стряпней своей
подруги. "Закуска" -- почти ритуальное удовольствие, связанное обычно с
приемом большой дозы наркотиков: в этом случае хиппи в изобилии
поглощают мороженое, ореховое масло, восточные сласти. Это пиршество
может совершаться (как и предшествующий ему прием наркотиков) в любое
время дня.

в. РАБОТА

Служба по найму, естественно,
ограничивает свободу хиппи и связывает его с "обычным" обществом, от
которого он стремится уйти. Поэтому идеалом общины является "свободный
ремесленник" -- тот, кто может увидеть и оценить конечный результат
своей деятельности, не зависит от навязанного извне рабочего распорядка и
живет в гармонии с естественным миром. Последнее немаловажно: один из
хиппи, учившийся ремеслу гравера, по его собственному признанию,
предпочел резьбу по камню гравированию на стали только потому, что
"камень -- часть природы". Многие хиппи стремятся стать такими
"свободными ремесленниками" -- ювелирами, изготовителями сувениров и
т.п. Оберегая свою "творческую свободу",они, как правило, не считаются
ни с пожеланиями заказчиков, ни со сроками выполнения. При этом они
всегда подчеркивают, что работают не для денег, а ради артистического
удовлетворения. Эти свободные ремесленники сбывают свои изделия в
комиссионных магазинчиках хиппи, знакомым заказчикам или просто на
улице. Интимная, неформальная связь с постоянными заказчиками считается
более соответствующей жизненному стилю хиппи, чем работа для магазинов,
которой, по мнению хиппи, всегда сопутствует недостойная "спешка"
(hassle). Сбыт собственных изделий вразнос тоже не предполагает ни
планирования, ни специальных часов продажи: хиппи занимаются этим
мимоходом, по прихоти прерывают свою торговлю, отвлекаясь от нее ради
всего, что им покажется забавным или достойным внимания, и не огорчаясь
коммерческим неудачам.

Столь же нерегулярно открыты для
покупателей лавки хиппи; торговцы предпочитают беседу с друзьями
привлечению потенциальных покупателей и даже обслуживанию тех, кто
пришел с твердым намерением что-либо купить. Один владелец такой
лавчонки сказал Ш.Кейвэн: "В другом месте я загребал бы больше денег, но
не получал бы от этого никакого удовольствия9". Использование магазинов
и лавок в качестве мест неофициального общения, маленьких стихийно
образующихся клубов, входит в круг санкционированной практики. Типична
следующая сценка. Однажды Кейвэн в течение 20 минут говорила с
продавцом, стоящим за прилавком, о делах хейтской общины. В течение
этого времени в лавке находился покупатель, безуспешно осведомлявшийся,
будет ли здесь кто-нибудь работать. Наконец он ушел, и Кейвэн спросила у
лавочника, почему тот не обратил на покупателя никакого внимания. Тот
невозмутимо ответил: "Потому что я разговаривал с вами".

Некоторые
хиппи подрабатывают на жизнь продажей многочисленных подпольных газет;
это тоже не обременительное занятие, поскольку такие газеты выходят не
чаще одного раза в неделю и спрос на них минимальный; в основном их
покупают туристы, которым разносчики, не смущаясь, сбывают старые
газеты, как, впрочем, и членам своей общины. На претензии покупателей
разносчики отвечают: "Вы же этого еще не читали, какое значение имеет
дата". У хиппи есть также бюро по найму, которое обеспечивает членов
общины какими-то возможностями временной и сдельной работы, более всего
соответствующей их жизненному стилю. Однако хиппи сидят или слоняются в
помещении этого бюро скорее для того, чтоб пообщаться друг с другом, или
провести время "просто так" (just being), чем в ожидании работы.

Из
обычных видов работы хиппи предпочитают службу почтальона в местном
почтовом отделении. Их привлекает в этом свобода и самостоятельность:
"Когда разносишь почту, остаешься как бы вовне. И, главное, никто над
тобой не стоит и не указывает, по какой стороне улицы тебе идти. И ты не
должен обходить дома в каком-то определенном порядке". Кроме того,
хиппи-почтальоны считают себя вправе не разносить почту каждый день --
по их мнению, люди зря торопятся "вовремя" получить письмо или газету,
ведь время не имеет никакого значения.

Иногда хиппи приходится мириться с регулярной работой обычного типа, к которой они относятся как к заурядной неприятности.

г. "ПРОСТО ЖИЗНЬ"

Для
хиппи "just being" -- санкционированная категория поведения. Когда у
хиппи спрашивают, что он делал во время отъезда, как бросил работу, в
ответ часто слышится: "Жил просто так". Это "занятие", выражающееся в
отсутствии занятия, может быть и индивидуальным, и коллективным (ибо
хиппи привычны к публичному уединению). То и дело можно встретить хиппи,
которые группами или поодиночке сидят с закрытыми глазами, подставив
лица солнышку, или скрестив ноги, не отводят глаза от собственного
пупка, или медленно прохаживаются по асфальтированным дорожкам парка,
уставясь на кончики своих ног. Все они в этот момент "just being".
Иногда они замирают в самых неожиданных позах: например, парень, выгнув
спину, свешивается с кузова чьей-то машины, лицом к небу, раскинув руки,
и так долго лежит без движения.

д. ОБЩЕНИЕ

Совместное
времяпровождение для хиппи состоит в том. что они собираются такими же
небольшими группами, но при этом замечают друг друга. Это может быть
курение марихуаны. сидение перед телевизором; слушание музыки, поход в
кино и пр. Чаще всего общение выливается в беседу, которая бывает, по
номенклатуре самих хиппи, следующей: "выступления",
"разглагольствования" и "просто разговоры". Первые представляют собой
внезапные длинные монологи, на которые собеседники в отличии от
"воспитанных людей" обычно не реагируют ни репликами, ни иными
проявлениями внимания. Кейвэн однажды была свидетельницей того, как один
из ее знакомых хиппи не менее двадцати минут говорил о своей семье, об
отношениях с нею, о том. что ему дорого в его родне и пр. Трое
присутствующих при этом "разглагольствовании" хиппи все время молчали,
не проявляя никакого внимания к его речам. Вдруг говорящий резко оборвал
свой монолог: "Ох, я, кажется, совсем заболтался". Остальные завели
речь о том, чего бы поесть, и вся группа распалась.
"Разглогольствованием" хиппи называют и стихийно возникающие споры и
диспуты. Но в целом "разглагольствование" с точки зрения хиппи --
атрибут "условного" общества. Разглагольствовать в своем кругу занятие
несколько странное и сомнительное.

"Просто разговор" -- беседа
совершенно беспорядочная, перескакивающая с предмета на предмет, без
отклика на реплики собеседника, что считается в порядке вещей. На
структуре такой беседы отражается отвращение хиппи к единственной,
"заданной", произвольно "навязанной" реальности, их стремление вместить в
сознание все разнообразие возможностей в каждый данный момент.
Совместная болтовня рассматривается ими не как обмен целенаправленными
высказываниями, а как своего рода бессодержательная "музыка", исходящая
из голосового аппарата. Если говорящий настаивает на том, чтоб его
всерьез выслушали и поняли, его собеседник может прийти в негодование
из-за такого недолжного навязывания ему чужой воли: "Не ... мне мозги. Я
отсюда уйду" ( и действительно уходит).

На взгляд постороннего
наблюдателя не только разговоры; но и все прочие формы общения хиппи --
это всегда бесцельная деятельность, участники которой хоть и замечают
друг друга, но как бы скользят друг мимо друга, никого не задевая. К
хиппи можно зайти не постучавшись, взять с полки книгу и сесть читать,
не отвлекая хозяина от его занятий; включить магнитофон, затеять танцы, в
то время как хозяин, оставив свое прежнее дело, начнет принимать
посреди комнаты йогические позы, и все это будет общение гостей с
хозяином.

е. ХЕППЕНИНГИ

Это чаще всего просто сборища в
каком-нибудь облюбованном общественном помещении для совместного
слушания музыки, разговоров и танцев в сопровождении световых шоу и
других аттракционов. Специфика хеппенингов состоит лишь в том, что все
это делается разом, в атмосфере непринужденного хаоса -- в соответствии с
обычаем хиппи структурировать любые действия не как последовательность,
а как одновременность. Это проявляется особенно наглядно во время
танцев -- хиппи толпами входят и выходят из помещения, танцуют и в
"праздничных", и в будничных костюмах, под музыку, без музыки и не в
такт музыке, под громкие разговоры, парами и очень часто в одиночку,
каждый на свой лад; половина вообще не танцует, а сидит на полу около
эстрады, тут же с визгом бегают ребятишки. Все это называется
хеппенингом.

Хиппи считают часы и календарь порочными
изобретениями цивилизованного мира, с помощью которых этот мир
навязывает свой произвольный порядок необъятному, длящемуся настоящему.
Их любимое изречение: "Времени не существует". Для хиппи течение времени
-- не количественный, линейный, а качественно-ценностный, нелинейный
процесс. Представление о том, что время размеренно течет своим чередом
вне зависимости от душевных прихотей -- такое представление несовместимо
с основами идеологии хиппи. Время для них скорее аспект оценки событий,
чем последовательность событий. Они отказываются от понятий "рано",
"поздно", "прежде" и "потом". На элементарный вопрос, какое сейчас время
дня (который час), хиппи не ответит порядковым числом, а скажет:
"хорошее время" или "дурное время", в зависимости от собственной
душевной ситуации. Хиппи ощущают себя в "хорошем" или "дурном" времени в
зависимости от собственной душевной ситуации. Хиппи ощущают себя в
"хорошем" или "дурном" времени как в некотором локализованном
пространстве. И если здесь встать на их точку зрения, то, что
представлялось бесцельной и беспорядочной "тратой времени", приобретает
определенные ценностные очертания.

ж. ПРОБЛЕМА УПОТРЕБЛЕНИЯ НАРКОТИКОВ

Процесс
приобретения и распределения марихуаны служит элементарной моделью для
изучения имущественных отношений хиппи в соответствии с их
идеологическими представлениями.

Если не было санкционируемой
практикой, регулируемой с помощью определенной системы ценностей, оно
осуществлялось бы как обычная подпольная торговля, подчиняющаяся
экономическим законам спроса и предложения. Однако товарообмен
наркотиками в коммуне хиппи выглядит совсем по-иному, чем в мире
организованной преступности.

Этическая максима любви в коммуне
хиппи как в духовной общине предписывает ее членам чтить интересы
другого как свои собственные, делиться с другим всем, чем располагаешь, и
считать свое достояние общим достоянием. Причем наркотики, и в первую
очередь "зелье" ("трава" -- марихуана) -- это такое достояние, которое
связано с потребностями души, внутренней жизни, т.е. относится к
ценностям первого ранга.

Ввиду нелегального статуса марихуаны в
окружающем общину мире, регулярное потребление наркотика связано с
острыми проблемами снабжения, секретности и изживания "обычных"
моральных норм, диктующих уважение к закону. Эти проблемы никогда не
исчезают из поля зрения членов общины и являются постоянным предметом
толков и пересудов. Для члена общины приобретение марихуаны -- событие
культурного и идеологического значения. Сама процедура приобретения --
не вопрос индивидуальной прихоти, она сопровождается соблюдением
определенных регламентаций и предписаний. Так, единицы обмена, согласно
обычаю,весьма четко сообразованы со способом обмена (покупка,
"раскладка", дарение, выпрашивание).

В целом снабжение всех
членов общины зависит от тех ее членов, которые занимаются покупкой
"зелья". Юридические и климатические условия препятствуют
систематическому выращиванию "травы". Уже поэтому обитатели Хейта не
являются самостоятельной общиной. В этом пункте общинная идеология
вынуждена отступить перед практическим отношением к "зелью" как к
объекту, подчиненному экономическим законам товарооборота. Тем не менее
экономические и юридические моменты осмысляются в терминах
идеологической системы хиппи и внешне модифицируются в согласии с ней.
Характерно, что хиппи, втянувшиеся в торговлю марихуаной, считают, что
главная проблема, стоящая перед ними -- торговать прибыльно, делая вид,
что не обращаешь внимания на прибыль. Торговцы марихуаной (из числа
хиппи) пытаются скрыть свое расхождение между идеологией и практикой,
сохраняя в строжайшей тайне закупочные цены и мотивируя розничные цены
объективными, не поддающимися контролю колебаниями на рынке.

Лучший
способ завуалировать рыночные отношения, постараться не замечать их --
это завязать "неформальный" контакт со "своим" продавцом, подружиться с
ним по "непрофессиональной" линии. Толпы безвестных уличных торговцев
"зельем", которые наводняют весь район, являются нравственно
сомнительным источником приобретения марихуаны -- к ним обращаются лишь в
крайности. Таким образом, искусство достойного приобретения "травы" в
Хейте зависит от искусства обзаводиться друзьями. Единицей такой
розничной торговли считается "колпак" -- маленький пластиковый пакетик,
запечатанный фальшивым ярлыком и содержащий около полутора унций
неочищенной травы. Покупать "зелье" более мелкими порциями -- занятие,
приличествующее только "туристам", которые, "не знают. с чего начать", а
не "настоящим" хиппи.

"Раскладка травы" -- это способ обмена,
всецело соответствующий идеологии хиппи (именно по этой причине
процедура получила жаргонное наименование). "Раскладка" -- это передача
марихуаны в дар без предварительной просьбы со стороны получателя. В
таких случаях "зелье" дарят определенными, установленными обычаем
порциями -- около половины унции отлично очищенной марихуаны и никак не
меньше. Получатель может тут же предложить дарителю его же "зелья". В
отличие от "раскладки", простое угощение предполагает уже свернутые в
сигаретку гораздо меньшие порции, которыми обмениваются почти
автоматически, как в приличном обществе -- приветственным кивков. Отказ
закурить при этом не воспринимается как что-то неуместное или
изобличающее чужака. "Траву" дают друг другу также по просьбе, причем в
тоне просьбы выражается готовность заплатить за марихуану, но брать
деньги считается некрасивым.

Однако, выпрашивание "зелья" --
наиболее проблематичный способ его приобретения. В моральные предписания
хиппи входит готовность делиться своим достоянием, не отказывать
просящему -- как уравнительное распределение, но не как самоограничение и
тем более не как самоотречение. Просящему отдают всегда не более трети
своего запаса, а подчас, если запас скуден, могут и отказать.

* * *

Идеология
любой социальной группы дает идеализированную версию коллективной
жизни, между нею и реальным жизненным опытом каждого члена коллектива
всегда имеются расхождения. Эти расхождения между должным и сущим, с
какими неизбежно встречается не только идеалист-новичок, но и опытный
член коллектива, автор определяет как "затруднения", заурядные или
катастрофические. Один и тот же жизненный факт может расцениваться как
заурядная неприятность или как настоящая беда -- это зависит от системы
мировосприятия, принятой в данном коллективе и весьма существенно для
его характеристики.

Затруднения в общине хиппи связаны с
поддержанием физического существования, с устроением индивидуальной
жизни и с поддержанием общины.

Идеология хиппи культивирует
отношение к собственному телу как к эстетическому объекту --
самодовлеющей красивой вещи; представление о теле как о простом
вместилище "души" или психики чужеродно этой идеологии. Тело и душа
существуют для хиппи как бы порознь и наряду друг с другом, не образуя
соподчиненного единства. В связи с отношением к телу как к произведению
искусства, главные заботы направлены не на его пропитание, а на
украшение; при ограниченных средствах хиппи предпочтет нитку бус
завтраку, и это предпочтение будет санкционировано в глазах других
членов общины как естественное и разумное. Кроме того, беззаботность
хиппи относительно пропитания основывается на уверенности в том, что
другие поделятся с ним едой (в соответствии с моралью в общине), но вряд
ли столь же охотно снабдят одеждой и безделушками. Наконец, не
испытывая уважения к собственнической морали "приличного общества" (все
равно "обреченного на гибель"), хиппи не остановятся перед тем, чтобы
стянуть какую-нибудь мелочь (у торговцев-хиппи воровать не принято,
считается серьезным проступком). Таким образом, временная нехватка
пропитания для "настоящего" хиппи -- заурядная неприятность, на которую
не стоит обращать внимания, достаточно положиться на счастливый случай.
Точно так же обстоит дело с кровом. При хорошей погоде эпизодическое
отсутствие приюта -- заурядная неприятность. В обоих парках множество
закоулков, пригодных для ночлега. А так как все имущество хиппи обычно
намотано вокруг тела или вмещается в рюкзачок, размещение багажа
проблемы не составляет. В маленьких общежитиях-коммунах дверь для
неожиданно прибывших друзей открыта день и ночь. Иметь адреса друзей --
значит, разрешить затруднение с ночлегом на несколько суток, не менее.

Однако,
поскольку коммуна хиппи не является самодостаточным коллективом,
обладание деньгами все-таки остается простейшим выходом из любых
затруднений. "Пока весь город не стал свободным", обращаться к платным
услугам считается идеологически уместным. некоторые получают содержание
от своих семей (в классическом стиле эмигрантов, живущих на деньги,
присылаемые с родины), другие подрабатывают. И все же безденежье для
хиппи -- мелкая досадная помеха, не более того. Здесь играет роль
идеологическая оценка денег как предмета, лишенного собственного
значения, и лишь произвольно наделенного им в рамках "приличного
общества". Те, кому посчастливилось добыть ощутимую сумму денег, часто
раздают ее остальным. Уличным попрошайничеством усиленно занимаются
главным образом новички, не успевшие усвоить идеологически должного --
по возможности, спокойного -- отношения к безденежью. Соответственно,
трудности с наймом на работу, которые для члена обычного общества
составляют едва ли не главный предмет забот и огорчений, для хиппи имеют
ограниченное значение.

Заботы об устроении душевной жизни
включают у хиппи не только потребление наркотиков, но и следование
определенной психологической методе: "занимайся своим делом", "не морочь
себе голову", "не забивай мозги другому" и пр. Главное -- научиться
полностью отдаваться текущему моменту, жить тем, что происходит
здесь-и-теперь, будь то хеппенинг, танцы, загорание и пр. Все это -- для
души, об этом надо позаботиться прежде всего. Поэтому (см. выше) хиппи
сначала выделяют из своих средств неприкосновенный запас на приобретение
музыкальных инструментов, калейдоскопов, пуговиц и на другие причуды, а
уж остальное проедают. Поскольку душевная жизнь осмысляется как
непосредственное переживание без ориентации на будущее, каждая прихоть,
причуда должна удовлетворяться тут же, безотлагательно. Отсрочка в
исполнении желания невыносима, она причиняет хиппи настоящую боль. Так
что, если кто-то, к примеру, хочет потанцевать и не может войти в зал,
кому-то понадобилась галлюцинаторная игрушка (калейдоскоп, колокольчик,
свеча), а ее нет под рукой -- это переживается как серьезное бедствие.

Раздражение
от неуместного, нарушающего душевное равновесие вмешательства или от
нежелательного присутствия других -- заурядная неприятность, ее легко
уладить, "покинув сцену" или отключившись от собеседника ("выключив"
его), извинения при этом, разумеется, не нужны. Для хиппи эта проблема
обременительного общения разрешается тем проще, что их личные
взаимоотношения вообще не предполагают никакой долгосрочности, никаких
прав и обязанностей в будущем, никакой системы предпочтения и
пренебрежения. Проблема отношений -- это попросту проблема
кратковременной психологической совместимости.

Зато постоянным
источником серьезных затруднений и бед является все, что связано с
наркотиками, потому что именно наркотики -- первостепенное идеологически
санкционированное средство организации душевной жизни16. Причем если
трудности приобретения наркотиков хиппи подчас квалифицируют как
заурядную неприятность, то неудачный опыт приема наркотиков (тягостные
галлюцинации, "дурные приключения") -- это для него подлинное
злоключение. Наконец, не меньшей бедой считается "разжалование" т.е.
арест за нелегальное хранение и продажу наркотиков; арест вырывает хиппи
из родного окружения, насильно навязывает ему контакты с ненавистным
внешним миром. Но самая страшная беда -- плохое последствие наркотиков,
выражающееся в беспричинном страхе и общей дезорганизации внутреннего
состояния и поведения ("выпадение", "слом", "провал"). Подобная
катастрофа страшна не только тем, что непоправима, сколько тем, что
самый факт "выпадения" -- это какая-то чудовищная, не вмещающаяся в
жизневосприятие хиппи реальность. Она начисто разрушает ту эстетику
"видения", то созерцание бесконечно прекрасной Вселенной, которого хиппи
так стремятся достичь посредством "расширенного сознания". "Дурное
приключение" удается как-то объяснить, не выходя за рамки идеологии, но
"выпадение" идеологически бессмысленно, иррационально и поэтому особенно
ужасно.

Привязанность к своей общине -- это единственная
жизненная тема хиппи, связанная с ориентацией на будущее, с мечтами о
будущем. Они охотно принимаются описывать видящийся им образ вселенского
коллектива, в котором никто никому не препятствует "заниматься своим
делом", никто не испытывает угнетения со стороны "организованного
общества" и каждый устремлен к постижению мировой красоты и истины.
Идеология хиппи подчеркивает неконституционность коммуны, поэтому
считается, что поддержание и сохранение общины не требует
организационных мер или каких-либо специальных усилий со стороны каждого
из ее членов. Хиппи относятся к своей коммуне скорее как к стихийному
сборищу единомышленников, чем как к ассоциации, в которой каждый наделен
определенными правами и обязанностями. Идеологически санкционированные
отношения взаимопомощи в практической жизни являются неподконтрольным
личным делом каждого. В затруднениях, которые переживает при таком
порядке вещей община, хиппи видят обычные неполадки, неизбежно
сопутствующие всякому новому значительному и смелому начинанию. Эти
затруднения. таким образом, идеологически предусмотрены и оправданы, и
обычно не порождают скепсиса.

Ввиду сравнительной изоляции
коммуны хиппи от остального общества улаживание затруднений имеет в ней
свою специфику. Американский гражданин, член "приличного" общества,
привык прибегать к помощи многочисленных учреждений и бюро -- к сфере
организованных услуг, рассчитанных на все случаи жизненных затруднений.
Члены общины хиппи -- в полном контрасте с этим -- считают даже
серьезные свои затруднения сугубо личным делом и стремятся уладить их
самостоятельно. Концепция "самовыражения" и моральный постулат
"занимайся своим делом" ограждают его почти непроницаемым барьером от
каких бы то ни было долгосрочных организованных услуг. Общинная
благотворительность тоже не может стать систематически санкционированной
практикой, т.к. идея коллективного самоограничения в чью-то пользу не
вяжется с мировоззренческими предпосылками хиппи.

Характерны
санкционированные обычаем способы предупреждения трудностей.
"Предупредительные меры" сводятся в первую очередь к минимизации
возможного психологического ущерба, связанного с неподготовленностью к
"видению". Для значительной части членов общины такую превентивную роль
игра




Я имею счастье проводить время с утра до вечера в обществе гениального человека, то есть с самим собой, а это очень приятно!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://www.friends-official.com
U
Death only selected
Death only selected
avatar

Женщина
Сообщения : 3604
Возраст : 23
Географическое положение : Где-то на белом свете...
Дата регистрации : 2010-03-19
Очки : 5456
Репутация : 77

СообщениеТема: Re: Хиппи   Вт Сен 07, 2010 11:03 am

Субкультура хиппи: попытка культурологического анализа.

Хорева Н., Лопухина А., Ларин С.


Осенью 1967 года, то есть
около восьми лет назад, в Лондоне я впервые увидел хиппи. Тогда они еще
только на¬чинались как наиболее эксцентрическое выражение новой
молодежной культуры. Культура возникала спонтанно, никто, конечно, ее не
насаждал, она рождалась в пабах Ливерпуля, где впервые ударили по
струнам Джон Леннон, Джордж Харрисон, Ринго Стар и Пол Маккартни, в
маленьких лавчонках вдоль знаменитой Кингзроуд в Челси.

Тысячи
страниц уже написаны об этом и совершенно четко установлено, что
молодежь протестовала против кастовых основ буржуазного общества. Мэри
Квант (английский дизайнер-модельер) взмахом ножниц открыла девочкам
ноги (прим.— создала мини-юбку). Парни-портные с Карнеби-стрит, что в
двух шагах от лондонского Сити, заполненного черными сюртуками,
котелками и брюками в мелкую полоску, шили немыслимо яркие рубашки и
галстуки, невероятной ширины джинсы... Все танцевали и пели новую
поп-рок-музыку. Из Калифорнии приплыли первые хиппи, нечесаные,
лохматые, в бубенчиках, бусах, браслетах. Тогда о них говорили на всех
углах и во всех домах. В Лондоне был той осенью особый, какой-то
предреволюционный аромат. Кажется, Стендаль писал, "несчастен тот, кто
не жил перед революцией". Быть может, молодое поколение томится от
желания жить в такое время. Несколько месяцев назад прошел по экранам
фильм Антониони "Blow-up", в котором он показал новый молодой Лондон и
дал ему кличку Swinging, что значит приблизительно «пританцовывающий»,
"подкручивающий". "Бабушка Лондон" становился Меккой мировой молодежи...

Там
было весело тогда, в ноябре 1967-го! На маленькой Карнаби-стрит в
каждой лавчонке танцевали и пели под гитару. На Портобелло-роад вдоль
бесконечных рядов толкучки бродили парни и девочки со всего мира и в
пабах и на обочине пили темное пиво "Guinnes" и говорили, бесконечно
говорили о своей новой новизне...

Стройный смышленый паренек с
огромными, в мелкие косички завитыми волосами (прическа afro-hairdo)
"толкал" мне программную речь: — Мы уходим из общества не для того,
чтобы в стороне презирать его, а для того, чтобы его улучшить! Мы хотим
изменить общество еще при жизни нашего поколения! Как изменить? Ну, хотя
бы сделать его более терпимым к незнакомым лицам, предметам, явлениям.
Мы хотим сказать обществу — вы не свиньи, но цветы. Flower power!
Ксенофобия — вот извечный враг человечества. Нетерпимость к чужакам, к
непринятому сочетанию цветов, к непринятым словам, манерам, идеям. "Дети
цветов", появляясь на улицах ваших городов, уже одним своим видом будут
говорить вам: будьте терпимы к нам, как и мы терпимы к вам. Не
чурайтесь чужого цвета кожи или рубахи, чужого пения или "измов".
Слушайте то, что вам говорят, говорите сами — вас выслушают! Make Love
not War! Любовь — это свобода! Все люди — цветы!

Ветвь апельсина
смотрит в небо без грусти, горечи и гнева. Учитесь мужеству и любви у
апельсиновой ветви, опыляйте друг друга! Летайте!

...И вот через
восемь лет я оказался в Калифорнии, на том западном берегу, где как раз и
возникло это "странное" движение западной молодежи.

Хиппи —
кончились!? Их больше нет!? Между тем за прошедшее восьмилетие даже в
нашем языке появились слова, производные от этого странного hippie:
"хипня", "хиппую", "захипповал", "хиппово", "хиппари"...

Между
тем во всех странах Запада оформилось, развилось, разрослось явление,
которое теперь называется hippies style — "стиль хиппи". Массовая
культура, развлекательная и потребительская, перемалывает этот стиль на
своих жерновах. Майки с надписями и рисунками — гигантский бизнес.
Джинсы заполонили мир, куртки, сумки, прически, пояса, пряжки, музыка,
даже автомобили — в стиле одинокого мореплава¬теля — хиппи, плывущего
спокойно и отчужденно по морю страстей, в стиле одинокого монаха,
бредущего по свету под дырявым зонтиком.

Ты, наивный теоретик
ранних хиппи, детей цветов, провозглашавших власть цветов, разве ты не
знал, что на цветок, засунутый в ствол, карабин отвечает выстрелом? Ты
был романтик, ты даже в бесовских игрищах хунвейбинов находил романтику.
Разве ты не знал, что и молодые "наци" называли себя романтиками?

Я
понимаю демонстрацию "power people" возле вокзала "Виктория" солнечным
ноябрьским днем 1967-го. Лондон тогда поразил меня обилием солнца и
молодежи. Как он отличался от стереотипа "туманного, чопорного,
чугунного!..." Они ничего не требовали в тот день, а просто показывали
себя солнцу и Лондону, свои огромные рыжие космы, банты, галстуки,
колокольчики, бусы, гитары... Цветы, власть цветов — смотрите на нас и
меняйтесь! грядет революция духа, революция любви!

Не пройдет и
года, как "квадраты" в полицейской форме будут избивать "неквадратный
народ" в Париже, Чикаго и других странах мира.

Месяц за месяцем
все больше и больше оранжерея превращалась в костер. Кабинетные
социологи, разводя холеными ладонями, объясняли бунт молодежи повышением
солнечной активности. В гуще хиппи, в котле уже кто-то, но только уж не
Аполлон, сбивал мутовкой масло, и раскаленные шарики выскакивали на
поверхность,— воинственные хиппи, "ангелы ада", "городские герильеры", а
потом и гнусные слуги "сатаны" Менсона. Диалектика давала предметный
урок любителям ботаники. Хоть расшиби себе лоб о стенки — повсюду
"единство противоположностей", повсюду резиновые дубинки, слезоточивый
газ. Они еще долго бунтовали, забыв про "власть цветов", превращая
кампусы в осажденные города, требуя, требуя, требуя...

А где же
нынче хиппи? Неужто так быстро полопались эти очередные "пузыри земли"?
Да нет же, еще пузырятся. Больше того, фигура хиппи уже стала одной из
традиционных фигур американского общества наряду с былинными ковбоями и
шерифом. Хиппи создали свою музыку, свой ритм, мир своих движений и
раскачали этим ритмом всю буржуазную квартиру.

"Нормальные люди
пусть аплодируют, а вы, богачи, трясите драгоценностями!" — сказал
как-то Джон Леннон с эстрады в зал, и все задохнулись от смеха. Новая
молодежь заставила иных богачей усомниться в ценностях долларового мира.
Хиппи создали свою одежду, внесли в быт некую карнавальность, обгрызли и
выплюнули пуговицы сословных жилетов». Люди осознают свою
принадлежность к единой духовной жизни (общине), когда их «видение», их
«альтернативная реальность» контрастирует с условиями жизни остального
мира. Хиппи противопоставляют свой образ жизни как должный и гармоничный
образу жизни современного человечества — недолжному и дисгармоничному.

Главный
признак «истинного» пути жизни — гармонические отношения человека с
природой, «ложного» — конфликт между ними. Именно в этой связи хиппи
склонны идентифицировать себя с индейцами: образ храброго воина —
индейца, живущего одной жизнью со своей землей, приближается к их
человеческому идеалу. В идеологии хиппи причудливо преломились различные
восточные религии, прежде всего дзен (школа японского буддизма),
верования примитивных народов, например, индейцев.

Наряду с
внешними фактами самоутверждения общины хиппи определилась и тоже стала
очевидным социальным фактом их коллективная идеология.

Хиппи верят: что человек должен быть свободным;
что достичь свободы можно, лишь изменив внутренний строй души;
что душевному освобождению способствуют наркотики;
что поступки внутренне раскованного человека определяются стремлением оберегать свою свободу как величайшую драгоценность;
что красота и свобода тождественны друг другу и что реализация того и другого — чисто духовная проблема;
что все, кто разделяют сказанное выше, образуют духовную общину;
что духовная община — идеальная форма общежития;
что все думающие иначе заблуждаются.

Основные
элементы стиля, или, если угодно, мировоззрения хиппи, это: пацифизм
(миролюбие и ненасилие) — один из главных аспектов идеологии хиппи,
отсюда-то и их аполитичность, игнорирование власти, так как именно
правители разжигают войны и заставляют людей воевать. Для хиппи очень
важны саморазвитие и индивидуализм — как реакция на обезличенность
массового общества. Для них характерен отход от формальных социальных
институтов, неудовлетворенность ими, поиск глубокого духовного
удовлетворения (в творческой работе). При выборе работы критерием
является ее творческий характер, а не оплата. И, как большая часть
молодежи с ее бунтарским характером, хиппи протестуют про¬тив
упорядоченности, стандартизации жизни, утверждая, что жить нужно только
сегодняшним днем.

Слово «видение» (ударение на первом слоге)
(vision) — самое популярное в идеологическом лексиконе хиппи, в нем
заключены альфа и омега их мировосприятия. Подлинная духовная жизнь, по
мнению хиппи, заключается в сознании безграничного разнообразия
возможностей, в способности конструировать образ вещей, не данных
чувственно в каждый настоящий момент. Все это приближается к идее об
абсолютном значении ассоциативного, поэтико-мифологического мышления.

Согласно
объяснению одного из хиппи: «Вот вы смотрите на стакан с водой и видите
не просто стакан, а в нем что-то, что можно выпить, но еще и
хрустальную прозрачность, и море, и дождь, и радугу. Если вы представили
себе все эти возможности как актуально присутствующие, вы, наконец,
впервые по-настоящему увидели стакан воды».

«Видение», таким
образом, заключается одновременно в актуализации чувственного и
духовного опыта как конкретной реальности, присутствующей
«здесь-и-теперь» (по сло¬вам хиппи, «все реально»). «Может быть» и
«могло бы быть», «есть» и «не есть» — равноправные элементы сознания.
Именно с этой точки зрения «видение» резко противопоставляется
«мировосприятию порядочных»: «Они думают, если вы воображаете нечто
такое, чего нельзя потрогать, — это галлюцинация. Они никогда не поймут,
что идеи тоже реальны». Человек, достигший «видения», считается
«свободным», «раскрепощенным» в том смысле, что он в состоянии
преодолеть непосредственную данность чувственного восприятия и
вообразить альтернативное мироустройство.

«Видение» и
сопутствующая ему свобода — дело индивидуальной инициативы,
совершающееся в рамках личного опыта, никто не может «подарить» видение
другому; можно лишь попытаться создать для другого условия,
приближающиеся к «видению». Возможности, открывающиеся через «видение»,
считаются не делом мысленно планируемого будущего, а таким же реальным
событием текущего мгновения, как и непосредственные чувственные
впечатления. Поэтому задача хиппи состоит в том, чтобы научиться жить в
альтернативной реальности, не завтра, а сегодня, сейчас: «Если вы
отвергаете мир, в который вас втолкнули, вы должны найти другой мир.
Нельзя просто усесться и заявить, что все это еще будет создано. Всякое
внешнее движение бесполезно, пока в нем участвуют люди, внутренне не
переменившиеся». Нужно «стать самим собой», не откладывая, начинать жить
с увиденной по-новому вселенной, в любви, мире и красоте.

С
точки зрения хиппи, духовная общность «визионеров» создается не в
результате внешних организационных действий, а на почве общей истины,
открывающейся каждому в отдельности на его индивидуальном пути. В
результате должны создаваться отношения непосредственной близости, любви
и взаимопомощи. Предполагается, что общность «видения» стирает границы
между «я» и «другими», и любовь к себе становится неотделимой от любви к
другим. Согласно этой утопии община не высится над каждым ее членом,
как внеположный его личности институт, а интериоризирована (перенесена
внутрь) его психикой, являясь внутренним фактом сознания.

Главной
отличительной чертой движения хиппи служит духовный поиск. Именно этот
поиск всегда, с момента зарождения движения, приводил человека в
движение (Систему). «Внутри движения активно циркулировала информация,
касающаяся духовной проблематики: общие сведения о той или иной
доктрине, религиозная и философская литература, адреса всевозможных
общин». Получив представление о различных традициях, можно было
углублять свои познания в какой-либо конкретной области. Духовная
отзывчивость Системы никогда не ограничивалась рамками определенной
догмы. Когда человек, находясь в такой атмосфере, наконец, делал свой
выбор — он был не случаен: за выбором этим стояли сравнения,
размышления, личный мистический опыт. Хиппи всегда декларировали
необходимость любви в любом деле, в любом начинании. Каждый пытался
приблизиться к этому идеалу в своей повседневной жизни, в мыслях и
поступках. Это означало неприятие насилия и грубости, готовность
помогать другим, стремление к решению конфликтов мирным способом. Это
ровное, доброжелательное отношение распространялось на всех окружающих
без исключения (неприязнь к кому-либо рассматривалась как
предосудительная слабость). Внутри движения забота друг о друге
считалась делом долга. Были выработаны особые традиции взаимопомощи,
которые служили образцом, основой поведения людей по отношению друг к
другу. Конечно, воплощать такие идеалы в жизни было трудно. Требовались
избавление от предрассудков и стереотипов, внутренняя трансформация,
раскрепощение. Свобода личности рассматривалась как основа для развития в
себе любви ко всем живущим. Она никогда не отделялась от сознательности
и ответственности, будучи прямой противоположностью эгоистическому
произволу. Согласно представлениям хиппи замкнутый на личных интересах
человек свободным быть не мог, как находящийся во власти внутренних
противоречий заложник собственной ограниченности.

Любовь была
главным критерием. Считалось, что тот, кто живет по любви, живет
правильно — а без нее все остальное полностью теряло смысл (и потуги на
духовное развитие, и творчество). Поэтому при встрече с новым человеком
прежде всего обращали внимание на его поступки в отношении других:
пытались понять, насколько он альтруистичен. Если в человеке
обнаруживалось это качество, хиппи считали его полностью заслуживающим
доверия, достойным всяческой поддержки: и моральной, и материальной. Для
остальных (не проявляющих в своих взаимодействиях с людьми любви)
важнее считалась помощь в изменении мировоззрения.

Реальное
наполнение времени суток для хиппи — вопрос прихоти и каприза. Например,
хиппи в отличие от прочих смертных вовсе не обязательно начинает свой
день с подъема и одевания. Можно проваляться целый день в кровати, куря
марихуану, или просто проспать весь день кряду, и это ни у кого не
вызовет удивления, а у самого «затворника» — досады на то, что он что-то
упустил. Для хиппи «просто жизнь» (just being) — санкционированная
категория поведения. Когда у хиппи спрашивают, что он делал после того,
как бросил работу, в ответ часто слышится: «Жил просто так». Это
«занятие», выражающееся в отсутствии занятия, может быть и
индивидуальным, и коллективным (ибо хиппи привычны к публичному
уединению). То и дело можно встретить хиппи, которые группами или
пооди¬ночке сидят с закрытыми глазами, подставив лица солнышку, или,
скрестив ноги, не отводят глаза от собственного пупка, или медленно
прохаживаются по асфальтированным дорожкам парка, уставясь на кончики
своих ног. Все они в этот момент «just being». Совместное
времяпрепровождение для хиппи состоит в том, что они собираются такими
же небольшими группами, но при этом замечают друг друга. Это может быть
курение марихуаны, сидение перед телевизором, слушание музыки, поход в
кино и пр. Чаще всего общение выливается в беседу, которая бывает, по
номенклатуре самих хиппи, двоякого «выступления», «разглагольствования» и
«просто разговоры».

Первые представляют собой внезапные длинные
монологи, на которые собеседники в отличие от «воспитанных людей» обычно
не реагируют репликами. «Разглагольствованием» хиппи называют и
стихийно возникающие споры и диспуты. Но в целом «разглагольствование», с
точки зрения хиппи, — принадлежность «условного» общества.
Разглагольствовать в своем кругу — занятие несколько странное и
сомнительное. «Просто разговор» — беседа совершенно беспорядочная,
перескакивающая с предмета на предмет, без отклика на реплики
собеседника, что считается в порядке вещей. На структуре такой беседы
отражается отвращение хиппи к единственной, «заданной», произвольно
«навязанной» реальности, их стремление вместить в сознание все
разнообразие возможностей в каждый данный момент. Совместная болтовня
рассматривается ими не как обмен целенаправленными высказываниями, а как
своего рода бессодержательная «музыка», исходящая из голосового
аппарата. Если говорящий настаивает на том, чтобы его всерьез выслушали и
поняли, его собеседник может прийти в негодование из-за такого
недолжного навязывания ему чужой воли. На взгляд постороннего
наблюдателя не только разговоры, но и все прочие формы общения хиппи —
это всегда бесцельная деятельность, участники которой хоть и замечают
друг друга, но как бы скользят друг мимо друга, никого не задевая.

К
хиппи можно зайти не постучавшись, взять с полки книгу и сесть читать,
не отвлекая хозяина от его занятий; включить магнитофон, затеять танцы, в
то время как хозяин, оставив свое прежнее дело, начнет принимать
посреди комнаты йогические позы, и все это будет общение гостей с
хозяином.

В своем отношении к другим членам общины «настоящие
хиппи» следуют моральным максимам: «занимайся своим делом», «ни к кому
не лезь», «не суетись», «не тормошись», «соучаствуй — делись с другим».
Однако реальное содержание этих максим можно уяснить лишь в контексте
общей системы убеждений. Так, положение «занимайся своим делом» в
соотнесении с другими нравственными постулатами означает, что группа
признает за каждым членом право на самоосуществление и не вступает в
конфликт с его личными намерениями и склонностями. Другими словами, эта
максима носит характер не предписания, а гарантии. Она, однако, имеет и
некоторое смутное положительное содержание: для хиппи «заниматься своим
делом» — эмблема нонконформизма. Как и у любой субкультуры, у хиппи есть
свой сленг, то есть вариант разговорной речи, не совпадающий с нормами
литературного языка. Любой сленг по количеству лексических единиц
несоизмеримо беднее общеупотребительного литературного языка. Важно, что
значительная часть лексики сленга отечественных хиппи представляет
собой особого рода заимствования. Это англицизмы, которые, однако, во
многом отличаются от традиционных заимствований. Как известно,
заимствования обычно не имеют однозначного словесного аналога в родном
языке и зачастую приходят в него вместе с теми понятиями и явлениями,
которые они обозначают. Англицизмы хиппи, напротив, являются четкими
дублями уже существующих в русском языке нейтральных слов. Это слова
типа «шузы» (ботинки), «флэт» (квартира), «герла» (девушка), «дринк»
(выпивка) и им подобные. Таким образом, в сленге хиппи существует
универсальный способ обозначения, которым они неизменно пользуются, если
хотят перевести обычное, общеупотребительное слово в ранг сленгового:
соответствующее английское слово переделывается на русский лад. Ни одна
юмористическая история у хиппи не обойдется без сленга. А вот там, где
речь идет о трагедии, романтике, для чистоты впечатления сленга иногда
избегают. Вообще отсутствие сленговых слов — несомненный показатель
серьезного отношения говорящего к тому, что он рассказывает.
Примечательно, что по стилистике эти истории и без сленга продолжа¬ют
оставаться хипповскими, так как рамки мировидения остаются все теми же.
Субкультура хиппи, кроме различных действ, одежды и особого языка, имеет
и собственный фольклор — устные рассказы, предания, слухи, анекдоты,
песни. Широко распространено и письменное творчество: ходят по рукам
листки со стихами и рассказами, где не столько важно авторство, сколько
эмоциональный отклик нескольких читателей. Это все необходимо как
самовыражение, самоутверждение. Распространению фольклора хиппи
способствует сам образ жизни—и тусовка, и трасса — поездки автостопом по
стране. Тусовые рассказики, песни, анекдоты часто пронизаны
самоиронией. В них действует безобидный, неприхотливый хиппи, который
перенесет все что угодно. Послушайте: «Наехал как-то раз на хиппи каток.
Шла по той улице старушка, глядит — яркий коврик из лохмотьев на
асфальте лежит. Старушка взяла его и перед дверью своей бросила. Три
года об него грязные ноги вытирали, совсем он запачкался. Старушка взяла
его да и постирала. Повесила на балконе сушиться. Тут хиппи простудился
и умер».

Новый герой молодежного городского фольклора — хиппи-наркоман. Он беззащитен перед «блюстителями порядка» и духовно независим.

Немало
сочинено и про милиционеров. Как и ко всем людям, хиппи относятся к ним
по-доброму (одна из акций — раздача милиционерам цветов), но нередкие
суровые (и противоправные) действия местных властей, направленные против
хиппи и других неформалов, породили и определенный собирательный образ
милиционера, не отличающегося добродетелью и умом. Если тусовые
рассказики как бы нарочито упрощены, то авторское творчество стремится к
размышлению в более сложной форме. «Мы свободны. Мы свободны.
Создавайте. Не будьте создаваемыми. Град наш надо создать внутри нас
самих и быть в нем. Свободный человек создает свой новый мир внутри
себя». Такова заповедь хиппи. В списках распространяются манифесты,
рассказы, но больше всего стихов. Имя автора не ставится. Переписчик
может заменить непонятно написанные слова, может внести и более
существенные коррективы. Через подобное творчество прошли многие
признанные сегодня лидеры рок-культуры. Стихи — один из важнейших
элементов знаковой системы субкультуры, но знак не внешний, а знак души:

Мы в мире, где каждый молчит о своем,
Почти машинально себя предаем
Арене застольного братства, Не смея собою остаться.
Но тщетно весельем морочит толпа:
Свободу отдашь за крупицу тепла,
За горький глоток состраданья,
За черный сухарь пониманья.

Одеваться
для хиппи — значит тщательно подбирать всевозможные предметы,
пригодные, с его точки зрения, для украшения тела. Это настоящая
деятельность, продуманная и целенаправленная. Однако цель ее — сделать
себя не «социально приемлемым», а «красивым». Хиппи считают, что одежда
должна выражать индивидуальность человека, и моду не могут определять
избранные кутюрье. Разностильная одежда хиппи часто навеяна
национальными костюмами самых разных стран. Они носят овчинные тулупы,
кафтаны, куртки из тяжелого бархата, изделия из африканских тканей,
экзотические бусы, длинные шарфы. Причем принято одеваться и
переодеваться в любое время дня, опять-таки в зависимости от прихоти;
это никого не смущает и считается личным делом каждого.

Один из
девизов хиппи — стирание веками устоявшихся различий между мужской и
женской одеждой. На ногах российские хиппи носят ботинки «Скороход»,
чуть выше — обтрепанные «клеша» (брюки-клеш) или, как вариант, юбку типа
цыганской. Многие хиппи ходят босиком или в летних кожаных сандалиях на
ремешках. Приветствуются всякие сумочки, котомочки, расшитые бисером и
украшенные бахромой, а также многочисленные бусики, шнурочки, фенечки —
на шее, руках, ногах. На голове — обычно сальные, длинные волосы,
перетянутые тоненькой ленточкой.

К обязательным атрибутам
относятся хайратник — яркая повязка из лент или бисерная нить,
удерживающая волосы, фенечка (фенька); украшение: бусы, браслеты,
которые носят и девушки, и парни. Делают их сами, все идет в ход —
бисер, металл, пластмасса, косточки плодов: На груди обычно висит
ксивник — кошелек, где хранится паспорт (ксива) или другое удостоверение
личности, так как волосатые вызывают пристальное внимание милиции.
Самые фантастичные из хиппи ярко красят волосы и разрисовывают лицо и
тело замысловатыми цветочными узорами. Обычно хиппи различают два вида
трапезы: «просто еда» (just eating) и «закуска» (skarffing). Просто еда —
в высшей степени скромная, небрежная и неприхотливая процедура, без
всяких кулинарных ухищрений; например, хиппи, проглотивший на завтрак
стакан бобового супа с морковью, остается очень довольным стряпней своей
подруги. «Закуска» —почти ритуальное удовольствие, связанное обычно с
приемом большой дозы наркотиков. В этом случае хиппи в изобилии
поглощают мороженое, ореховое масло, восточные сласти. Это пиршество
может совершаться (как и предшествующий ему прием наркотиков) в любое
время дня. Также хиппи любят питаться укропом, петрушкой и, как сами
говорят, любовью.

Движение хиппи уже несколько десятилетий
остается одним из самых распространенных направлений в том
«альтернативном» мире, представителей которого называют то
«неформалами», то людьми какой-либо «субкультуры», то «волосатыми», то
еще как-то. Мало кто в наше время не имеет хоть какого-нибудь, хотя бы
самого схематического и поверхностного представления о хиппи. У одних с
этим словом ассоциируется образ молодого грязноватого бродяги с длинными
волосами. Для других «хиппи» означает прежде всего стандартный набор
левых идей периода холодной войны — пацифизм, «свободные» отношения
между людьми, равнодушие к таким капиталистическим ценностям, как
карьера, деньги и комфорт, стремление жить для удовольствия.

Людей,
мало осведомленных в идейной стороне вопроса, хиппи часто раздражают
бесцеремонностью своего поведения, вымогательством, своим неряшливым
обликом и удивительной способностью обезображивать места своего
пребывания — надписями на стенах (обычно лозунги типа «Make love not
work/war», а также бесконечные изображения «пацификов»), разбрасыванием
окурков и огрызков, разведением луж и пятен.

Между тем эпоха
хиппи знала и своих героев — людей высоко идеалистичных и
принципиальных. Неприятие насилия, лежащее в основе философии хиппи,
привело наиболее по¬следовательных из них к активному участию в
политической борьбе пацифистов с милитаристами, особенно актуальной в
семидесятые — восьмидесятые годы — время гонки вооружений и возрастающей
угрозы новой мировой войны.

Хиппи-активисты организовывали
«мирные лагеря», призывали людей на демонстрации против атомного оружия,
требовали прекращения империалистической агрессии и военного
вмешательства сверхдержав в дела других стран. Однако и в этот «звездный
час» политической деятельности хиппи их мирный протест нередко не
столько противоречил официальной пропаганде, сколько вливался в хор
призывов к дружбе народов во имя «мирного неба» и «борьбе за мир во всем
мире».

Идеология хиппи признавала лишь борьбу «за», то есть
именно то, что меньше всего пугает власть имущих, ожидающих
неприятностей со стороны тех, кто борется «против».

Пацифизм
хиппи прокатился по миру волной радостного облегчения для тех, кто хотел
мира и спокойствия, а не новой борьбы и напряжения. Призыв жить в свое
удовольствие и не портить себе и другим кровь был многим понятен, а
больших усилий это не требовало. В мире, где господствовал принцип
конкуренции — от соревнования сверхдержав в гонке вооружений до самой
маленькой фирмы или лавочки, борющейся с другой такой же за выживание, —
позиция хиппи привлекала беспечностью и возможностью жить для себя и ни
для кого больше. Чтобы быть хиппи, не обязательно ненавидеть капитализм
или коммунизм или любой другой строй, достаточно посылать их со всеми
их требованиями подальше, живя лишь собственными интересами и
потребностями. Этот универсальный подход оказался заманчивым и для
молодежи жестко-капиталистического Запада, и для многих на тоталитарном
Востоке.

И тем, и другим надоели бесконечные «надо», а активное
противостояние требовало создания и отстаивания собственных ценностей,
то есть других «надо». Насколько приятнее и проще примкнуть к
какой-нибудь тусовке, где ничего не «надо», зато почти все «можно».
Бродяжничество, наркотики, ни к чему не обязывающие дружбы — все это
заполняет жизнь псевдоромантическими приключениями, удовлетворяя,
доставляя удовольствие, уводя от проблем. Можно быть слабым, можно быть
грязным, можно заботиться только о себе. Легкая жизнь
эгоиста-потребителя, украшенная дорожно-гитарной романтикой и
равнодушным миролюбием.

Порой хиппи становились жертвами наиболее
агрессивных любителей порядка и дисциплины. Милиционеры, не доверяя
длинноволосым бродягам, норовили проверить у них документы, а то и
затащить в отделение. До сих пор живы предания о нападениях страшных
подмосковных «люберов» на «хиппарей», мирно тусующихся на Гоголевском
бульваре в Москве, в конце восьмидесятых годов. Хиппи могут быть
жертвами, но не врагами. Даже милиционерам и «люберам» быстро надоела
охота на несопротивляющихся, пассивных и безобидных тусовщиков.
Сторонники идеологии насилия, как и защитники режима, видят своих врагов
в людях с другой системой ценностей, в тех, кому есть что
противопоставить их примитивным и разрушительным идеям. Хиппи же скорее
раздражают, чем всерьез беспокоят всевозможных агрессоров. Раздражают
хиппи и наиболее нетерпимых обывателей, нарушая чистоту и уют
благообразных городков. Раздражают и радикалов-антикапиталистов, борцов с
буржуазным обществом: хиппи ведь по сути прекрасно вписываются в толпу
потребителей, хотя и в наиболее паразитической форме.

Редко кто
остается в хиппи навсегда. Но, уходя из этой субкультуры, вносят в жизнь
нечто новое — вольный дух, вольные мысли, а также слова, которые не
вписываются в представление о протокольной беседе. Слова эти помогают
увидеть, как порой смешно то, что принято называть культурным,
нормальным.

Обстоятельства, приведшие к возникновению движения
хиппи, во многом изменились. А хиппи остались, утратив идейность, но
сохранив образ и стиль жизни — легкий и бессмысленный. По-прежнему
бродят они по городам и весям, проповедуя любовь и доброту, раздражая
обывателей своим внешним видом и упорным нежеланием работать.
По-прежнему звон их колокольчиков напоминает о том, что романтики,
неисправимые дети-цветы пытаются достучаться до сердец людских, наглухо
закрытых броней банкнот и цинизма, именуемой житейской «мудростью»,
хотят растопить лед человеческой отчужденности. Достучатся ли? Удастся
ли? Бог весть...




Я имею счастье проводить время с утра до вечера в обществе гениального человека, то есть с самим собой, а это очень приятно!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://www.friends-official.com
U
Death only selected
Death only selected
avatar

Женщина
Сообщения : 3604
Возраст : 23
Географическое положение : Где-то на белом свете...
Дата регистрации : 2010-03-19
Очки : 5456
Репутация : 77

СообщениеТема: Re: Хиппи   Чт Сен 23, 2010 10:22 am

Дети цветов(исследование)

Итак, теперь, когда данная тема несколько "остыла", хипповская Система может быть воспринята просто как одно из сообществ, как пример сообщества, на материале которого исследовалась главная для нас проблема: символ, его прагматика, его конкретная жизнь в конкретном сообществе. Цель исследования - проследить на конкретном материале связи символа (его интерпретаций, реакций на него) со структурой сообщества. И наоборот: зависимость структуры отношений в сообществе от значений, заложенных в его символике.

Исследование проходит в зоне соприкосновения двух реальностей: знаковой и социальной. Там идеальная реальность знака переходит в материальную жизнь, воплощаясь в действия. Главное, на чем сосредоточено внимание,- действие, реакция на символ. Изучаемая Система - это очень своеобразное социальное образование. Его нельзя назвать группой - это, скорее, социальная среда, круг общения, конгломерат групп или даже их иерархия. Но все-таки существует ярко выраженное деление на "своих" и "чужих", общие символы и их стандартные интерпретации, свои традиции в поведении и внешнем облике, даже фольклор. То есть это сообщество; с самоназванием и самосознанием. Но стандартные методы описания здесь явно не годятся - я надеюсь, его внутреннее устройство выявится по ходу изложения. Хиппи это экстремальная культура. Необходимо дать характеристику Системы, хотя бы самую общую, чтобы можно было представить, о чем идет речь. Но сделать это оказывается не просто. Привычных черт сообщества здесь, кажется, нет. Сама Система категорически отвергает попытки свести её к какой-либо социальной схеме.

Типичный пример её самоопределения - отрывок из статьи А.Мадисона - очень старого (олдового) хиппи из Таллина:

"Движение - а его несравненно правильней было бы назвать сдвигом - не выставило ни громоздких лидеров, облаченных в пуленепробиваемую харизму, не породило организаций, объявивших священную войну всем и уж, конечно, в особенности друг другу за право курировать нетленные мощи ортодоксии, наконец, не подвело под эту несуществующую ортодоксию никакой специальной хипповской философии, идеологии или религии. Вместо идеологии с самого начала были заземлены идеалы, формулирующиеся достаточно просто - мир и любовь". Действительно, Систему нельзя определить ни как организацию или партию, ни как общину или политическое (идейное, религиозное) движение. А как её определить? Существует способ определения сообщества через его место в социальной структуре. Что касается Системы, её типичный представитель находится в промежутке между позициями социальной структуры. Скажем один олдовый пипл из Пскова так говорит о себе: "Насчет работы: я работал на многих предприятиях, но понимал, что это не моё. Вот сейчас я работаю на заводе. Слесарь, хороший. Но это не моё... Есть одна работа, на которую я хочу попасть, -она моя: это археология. Там я мог бы работать даже бесплатно. Характерно, что он, с одной стороны, рабочий на заводе(это место, которое отвело ему общество) - но сам себя с этим статусом не идентифицирует: "это не моё"; с другой стороны, он считает "своим" делом археологию - но такое самоопределение не санкционировано обществом. Соответственно этот пипл оказывается в неопределённом положении и в отношении норм: ведь нормы связаны со статусом. В общем типичный пример лиминальной личности, "подвешенной" между позиций. В Системе к кому не подойди - такой же промежуточный: считает себя художником, среди друзей известен как художник - а работает в котельной кочегаром; поэт (дворник), философ (бродяга без определенного места жительства) - здесь таких большинство. статус в собственных глазах не совпадает со статусом в глазах общества; принимаемые нормы и ценности - иные, чем предписаны обществом.

Система, объединяющая таких людей, оказывается в результате сообществом, находящимся в промежутках социальной структуры - вне её. Если представить общество как иерархию взаимосвязанных позиций (статусов), то Система окажется между позиций, то есть вне общества. Не случайно общественным мнением и научной традицией она относится к сфере андеграунда (от англ. "undeground" - подполье), контркультуры, или в отечественном лексиконе было популярно ещё словечко "неформалы". Все эти определения указывают на внеположенность - характерны приставки "контр-", "под-", "не-". Ясно, что речь идет о чем-то противостоящем ("контр-"), невидимом и скрытном (подземная), неоформленном. Эта локализация - вне структур общества - вполне согласуется и с собственно Системном мировосприятием. Процитируем ещё раз упоминавшегося уже Мадисона, раз уж он сам взял на себя роль хипповского историографа и теоретика: "Хиппизм,- заявляет он,- не уступает во взаимоотношения с конституцией, его неуправляемые владения начинаются там, где нет и в помине границ государственных. Эти владения повсюду, где горит огонь творящей независимости". Все без исключения пиплы настаивают на своей непринадлежности к обществу или, иначе, независимости: это черта Системного самосознания.

В.Тэрнер, говоря об общинах западных хиппи, отнес их к "лиминальным сообществам", то есть возникающим и существующим в промежуточных областях социальных структур (от лат. limen - порог). Здесь собираются "лиминальные" личности, лица с неопределенным статусом, находящиеся в процессе перехода или выпавшие из общества. Откуда же и почему появляются "выпавшие" люди? Здесь два направления. Первое: в этом выпавшем, неопределенном, "подвешенном" состоянии человек оказывается в период перехода с позиции одной на позицию другой социальной структуры. Потом он, как правило, находит своё постоянное место, обретает постоянный статус, входит в социум - и покидает сферу контркультуры. Такие рассуждения заложены в основе концепций В.Тэрнера, Т.Парсонса, Л.Фойера. По Парсонсу, например, причина протеста молодежи и её противостояния миру взрослых - "нетерпение" занять места отцов в социальной структуре. А они некоторое время ещё остаются заняты. Но дело кончается встраиванием нового поколения в ту же структуру и, следовательно, её воспроизводством. Второе направление объясняет появление выпавших людей сдвигами в самом обществе. У М. Мид это выглядит так: молодежь приходит, взрослея, уже не в тот мир, к которому её готовили в процессе социализации. Опыт старших не годится. Молодых готовили к занятию одних позиций в социальной структуре, а структура уже другая, тех позиций в ней нет.

Новое поколение ступает в пустоту. Не они выходят из социальной структуры (как у Парсонса или Тэрнера), а сама структура ускользает из-под их ног. Здесь и начинается бурный рост молодежных сообществ, отталкивающих от себя мир взрослых, их ненужный опыт. И результат пребывания в лоне контркультуры здесь уже другой: не встраивание в прежнюю структуру, а строительство новой. В ценностной сфере - смена культурной парадигмы: ценности контркультуры "всплывают" и ложатся в основу организации "большого" общества. А прежние ценности опускаются а подземный мир контркультур. На самом деле эти два направления не отвергают друг друга, а дополняют. Речь идет о просто разных периодах в жизни общества, или его разных состояниях. В стабильные периоды и в традиционных обществах(изучавшихся Тэрнером) выпавшие люди - это действительно те, кто в данный момент, но временно, находится в процессе перехода. В конце концов они входят в общество, там устраиваются, обретают статус. В периоды перемен выпавшими становятся в той или иной мере значительные прослойки, иногда это задевает чуть ли не каждого. Не все они уходят в хиппи, но многие проходят через контркультурное состояние (и попадают в зону действий контркультуры). Контркультура немыслима и не существует без официального общества - они взаимодополнительны и связаны. Это оно целое. Для такого рода выпавших культур можно предложить термин "экстернальные", от лат. externus - чужой. Сообщества типа Системы действительно отчуждены от общества - хотя и неотделимы от него.

Сфера экстернальной культуры включает, собственно, множество разных субкультур: например, криминальную, богему, наркомафию, и т.д., - они экстернальны в той мере, в какой их внутренние ценности противопоставлены так называемым "общепринятым". Их объединяет то, что они все - локальные коммуникативные системы, расположенные вне рамок основной сети (той, что определяет государственное устройство). Экстернальные культуры существовали и существуют в разных обществах: ранние христиане были экстерналами в Римской Империи, в средневековой Европе это многочисленные ереси, в Европе - раскол. Экстернальные культуры аккумулируют определенные нормы и символику. Если основная культура - это те нормы и символы, которые задают основной принцип упорядочения данного общества, то в Экстернальные стекается все, что осталось вне основного мифа - самоописания общества. Ни одна система не может охватить всего без остатка. Неизбежно что-то из неё выпадает. Это остатки прежних мифов, ростки нового, информация, проникающая от чужих и не вписывающаяся в основной миф. Всё это оседает в сфере экстернальной культуры. Итак, Система - пример сообщества, куда стекаются выпавшие из социальной структуры. Эти люди не имеют определенного положения, прочной позиции - их статус неопределён. Состояние неопределённости играет особую роль в процессах самоорганизации. Сфера неопределённости - те социальные пустоты, где мы можем наблюдать процессы зарождения структур, сообществ: превращения бесструктурного состояния в структурное, т.е. самоорганизации.

Множество людей, предоставленных самим себе, взаимодействуя, формируют схожие коммутативные структуры.

Л.Самойлов, профессиональный археолог, волею судеб оказался в исправительно-трудовом лагере. Он заметил, что в среде заключенных складываются неофициальные сообщества со своей иерархией и символикой. Самойлова поразило их сходство с первобытными обществами, иногда вплоть до мелочей: "Я увидел,- пишет он,- и опознал в лагерной жизни целый ряд экзотических явлений, которые до того много лет изучал профессионально по литературе,- явлений, характеризующих первобытное общество! Для первобытного общества характерны обряды инициаций - посвящения подростков в ранг взрослых, обряды, состоящие из жестоких испытаний. У наших уголовников это "прописка". Для первобытного общества характерны "табу"... Абсолютное соответствие этому находим в лагерных нормах, определяющих, что "западло"..." Но главное сходство - структурное: "На стадии разложения,- пишет Л.Самойлов,- многие первобытные общества имели трехкастовую структуру - как наше лагерное ("воры" - элита, средний слой - "мужики" и аутсайдеры - "опущенные"), а над ними выделялись вожди с боевыми дружинами, собравшие дань (как наши отбирают передачи)". Схожая структура известна в армейских подразделениях под названием "дедовщина". То же и в молодежной среде больших городов. Например, когда в Ленинграде появились металлисты, у них сложилась трехслойная иерархия: чётко выраженная элита во главе с общепризнанным лидером по кличке Монах; основная масса металлистов, группировавшихся вокруг элиты; наконец случайные посетители, забредавших в то кафе, где они собирались, послушать "металлическую" музыку. Эти последние не считались настоящими металлистами, оставаясь в статусе гопников, то есть ни в чем не разбирающихся, чужих. И именно "исключенные" сообщества демонстрируют закономерности самоорганизации в наиболее чистом виде. Здесь минимум внешних влияний, от которых исключённое сообщество отгорожено коммуникативным барьером. В обычном же коллективе трудно выделить те процессы, которые идут в самом сообществе спонтанно, то есть относятся собственно к самоорганизации. Существует ещё другой способ определения (или представления) сообщества, кроме как через его локализацию в социальной структуре: через символику.

Именно так обычно происходит на уровне обыденного сознания или журналисткой практики: пытаясь выяснить, кто такие хиппи (или панки и проч.), мы прежде всего описываем их знаки. А.Петров в статье "Пришельцы" в "Учительской газе те" изображает тусовку волосатых: "Лохматые, в залатанной и сильно потёртой одежде, иногда босые, с холщовыми торбами и рюкзаками, расшитыми цветами и исписанными антивоенными лозунгами, с гитарами и флейтами парни и девушки прохаживаются по скверу, сидят на скамейках, на лапах бронзовых львов, поддерживающих фонари, прямо на траве. Оживлённо беседуют, поют в одиночку и хором, закусывают, покуривают...". Автор передаёт как бы непосредственное впечатление, просто указывая на явление: "вот оно". Указание здесь - способ введения понятия (вместо аналитического определения). Если присмотреться, то оказывается: это "непосредственное впечатление" на самом деле целенаправленно вычленяет из наблюдаемой реальности символику тусовочного сообщества.

Практически все, что упоминает А.Петров, служит у волосатых опознавательными знаками "своих". Здесь символика внешности: лохматая прическа, потертая одежда, самодельные сумки и т.п. Затем графическая символика: вышитые цветы (след Цветочной революции, породившей первых хиппи); антивоенные лозунги, типа: "Любите, а не воюйте",- знак важнейшей ценности этой среды - пацифизма, ненасилия. Поведение, описанное в приведённом пассаже: неторопливые прогулки, свободное музицирование, вообще преувеличенная непринуждённость,- тоже знак. Это все форма, а не содержание общения. То есть первыми в глаза бросаются знаки принадлежности к сообществу - и именно их описывают, желая это сообщество представить. И действительно, наличие особой символики, расцениваемой как "своя", есть уже безусловный знак существования коммуникативного поля, некоторого социального образования. А.П.Коэн, например, вообще определяет сообщество как поле символики: "Реальность сообщества в восприятии людей,- пишет он,- заключается в их принадлежности... к общему полю символов". И далее: "Восприятие и понимание людьми их сообщества... сводится к ориентации по отношению к его символизму.

Наличие своей символики создает возможность образования общности, поскольку обеспечивает средство коммуникации. Символ - оболочка, в которую упаковывается "своя" информация; в таком виде она отличимая от чужой. А следовательно, возникает разница в плотности коммуникативных связей внутри той сферы, где действует символ, и вне её. Это и есть сгущение контактов, на базе которого формируются социальные структуры. Насколько это справедливо для Системы? Сложилось ли на базе её символики социальное образование? Как уже говорилось, Систему нельзя назвать в полном смысле группировкой: в её недрах постоянно идут перегруппирования, исчезают одни объединения и формируются новые. Люди переходят из группы в группу. Это, скорее, некая среда общения. Тем не менее Систему можно рассматривать как сообщество, поскольку присутствуют такие его признаки, как общий язык (сленг и символика), сеть коммуникаций - личные связи, поверхностные знакомства (лица на тусовке примелькались, так что уже подсознательно узнаёшь "своих"). Есть общие нормы и ценности, а также модели поведения и формы взаимоотношений. Присутствует и Системное самосознание, которое выражается, в частности, в самоназваниях. Их есть несколько. "Системными" или "системщиками" её представители называли себя редко, да и то с иронией. Чаще - пипл (от англ. people - люди, народ). Иногда - просто люди: "Мне один человек вчера сказал...",- понимать надо так, что именно Системный сказал. Сленг и символика составляют основу внутренней коммуникативной среды Системы, отделяя её от внешнего мира. При этом символика Системы чрезвычайно эклектична в её фонде можно встретить символы, пришедшие из разных религиозных групп (например, от кришнаитов или баптистов), молодёжных и рок-течений (атрибуты панк-рока или тяжёлого металла), а также различных общественно-политических движений: пацифизма, анархизма, коммунизма и проч. Система обладает особенностью впитывать чужую символику и, перекодируя, включать в свой фонд. Надо различать носителей одной и той же символики, принадлежащих к Системе и не принадлежащих к ней. Например, есть панки в Системе, тусующиеся вместе с хиппи,- и панковские группировки вне её. Последние совсем не причисляют себя к Системе и даже, бывает, приходят быть пиплов.

Точно так же есть Системные и несистемные металлисты, буддисты, битломаны и проч. Итак, наличие общей сети коммуникаций с обслуживающим её собственным языком, а также общего самосознания, норм и ценностей позволяет говорить о Системе как о сообществе (еще не зная его структуры). Но особенно существенно для нас, что в рамках этого сообщества сложилась своя традиция, основанная главным образом на устных механизмах передачи. Каждые два-три года в Системе сменяется "поколение" - на арену выходит новая когорта молодёжи. Люди меняются, а традиции Системы остаются: воспроизводятся те же основные нормы отношений и ценности, такие как "свобода", "любовь" (в кавычках, потому что этим понятиям здесь придаётся особый, Системный смысл); новички осваивают сленг и используют Системные символы, так что внешне они мало чем отличаются от своих предшественников. Воспроизводятся фольклорные формы: поговорки, анекдоты, частушки, легенды и предания. Таким образом, мы имеем здесь традицию, способную к самовоспроизводству. Существует не только система коммуникативных связей на синхронном уровне, но и диахронные каналы коммуникации. Носители традиции определяют её возраст примерно в два десятка лет: двадцатилетие торжественно праздновалось 1 июня 1987 г.

Эта точка отсчета, конечно, мифологическая (считается, что 1 июня 1967 г. первые хиппи вышли в Москве на Пушкинской площади на улицу и призвали отказаться от насилия): "Они,- рассказывает один из олдовых хиппи,- вышли и сказали: 'Вот мы - представители этого движения, это будет система ценностей и система людей'". Тогда возникло слово "Система". Не случайно выбрана и дата - День защиты детей: "Было,- продолжал тот же олдовый, сказано: 'Живи- те как дети, в мире, спокойствии, не гонитесь за призрачны ми ценностями...'. Просто приход был человечеству дан, чтобы могли остановиться и задуматься, куда мы идём...". "Живите как дети" - это суть Системного миро восприятия, и многое в её символике связано с образами детства. "Поколения" здесь меняются через два-три, иногда четыре года. С приходом каждого из них Системная традиция пополняется новой символикой. Каждое поколение приходит как новая волна: вначале были хиппи, они и составили ядро Системы - теперь их последователей чаще называют волосатые или хайрастые (от англ. hair - волосы); потом пришли панки, потом металлисты, затем люберы (и другие, отмеченные также символикой уходящего Советского Союза). Каждая волна приносит свои атрибуты. Вначале она обычно враждует с Системой: первые панки терроризировали волосатых, первые металлисты - волосатых и панков. Затем начинаются контакты, постепенно обнаруживается, что Система впитала символику новой волны: в ней появились свои панки, металлисты и проч.

Таким образом, представляется возможность наблюдать процесс восприятия традицией инноваций, а также другие процессы, связанные с трансляцией традиции. В "большой" (например, племенной или общинной) традиции, где период смены поколений составляет 25-30 лет, наблюдение такого рода процессов потребовало бы времени, сопоставимого в жизнью исследователя. В Системе же всё происходит намного быстрее. Это делает Систему удобной моделью для наблюдения закономерностей воспроизводства и пополнения традиции, хотя мы отдаём себе отчёт в некоторой условности её аналогий с привычными объектами этнографического исследования. Они сопоставимы в той мере, в какой одна коммуникативная система вообще может быть сопоставлена с другой. Так или иначе, есть общие закономерности в способах диахронной передачи информации. Обнаруживаются коммуникативные структуры, ответственные за сохранение и передачу кода сообщества; есть основания полагать, что они во многом схожи в разных средах.




Я имею счастье проводить время с утра до вечера в обществе гениального человека, то есть с самим собой, а это очень приятно!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://www.friends-official.com
U
Death only selected
Death only selected
avatar

Женщина
Сообщения : 3604
Возраст : 23
Географическое положение : Где-то на белом свете...
Дата регистрации : 2010-03-19
Очки : 5456
Репутация : 77

СообщениеТема: Re: Хиппи   Пт Окт 07, 2011 5:48 am

Если считаешь себя хиппи - вступай в эту группу.




Я имею счастье проводить время с утра до вечера в обществе гениального человека, то есть с самим собой, а это очень приятно!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://www.friends-official.com
Serafimka*
Прохожий
Прохожий
avatar

Женщина
Сообщения : 3
Возраст : 21
Географическое положение : Россия
Дата регистрации : 2012-04-30
Очки : 3
Репутация : 0

СообщениеТема: Re: Хиппи   Пн Апр 30, 2012 3:07 pm

Мне очень нравятся хиппи))
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Хиппи   

Вернуться к началу Перейти вниз
 

Хиппи

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Друзья. :: Обсуждения :: Субкультуры-
Перейти:  
В верх страницы

В низ страницы